a_round_loaf


Я верую в светлый разум!..

Знание не имеет хозяев


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Дом иллюзий Матери Терезы
a_round_loaf

Через несколько лет после моего обращения в католичество, я вступила в конгрегацию Матери Терезы. Я была одной из сестёр-миссионерок в течение девяти с половиной лет, жила в Бронксе, Риме и Сан-Франциско, пока не оставила организацию в мае 1989 года, расставшись с иллюзиями. Вернувшись в мир, я начала медленно выбираться из опутывавшей меня паутины лжи. Сама не понимаю, как я верила им так долго.

Из всего, чему учит Мать Тереза, три убеждения фундаментальны для её религиозной конгрегации, и тем опаснее, что сёстры искренне в них верят. Главное из трёх — пока сестра послушна, она исполняет волю Бога. Второе убеждение — сёстры могут воздействовать на Бога, выбирая страдание. Их страдание очень радует Бога. Он в результате посылает больше милостей человечеству. Третье заключается в том, что надо всячески избегать или немедленно искоренять любую привязанность к человеческому существу, даже к неимущему, которому помогают, поскольку она мешает любви к Богу. Усилия по предотвращению любой привязанности вызывали постоянный хаос и растерянность, беспорядок и изменения в конгрегации. Мать Тереза не сама придумала эти убеждения — они были распространены в религиозных конгрегациях до Второго Ватиканского Собора — но она сделала всё, что в её силах (а они были велики), чтобы навязать их.

Когда сестра приняла эти догмы, она будет делать почти всё, что угодно. Она позволит разрушить своё здоровье, согласится пренебрегать теми, кому дала клятву помогать, выключит свои чувства и независимое мышление. Она будет закрывать глаза на страдания, доносить на других сестёр, лгать с лёгкостью и игнорировать общественные законы и правила.

Представительницы многих народов присоединились к Матери Терезе, надеясь, что они будут помогать бедным и сами станут ближе к Богу. Когда я уходила, там было более 3000 сестёр примерно в 400 домах (houses) по всему миру. Многие из сестёр, доверившихся Матери Терезе, позволивших ей руководить ими, превратились в сломленных людей. Столкнувшись с непреложными свидетельствами, некоторые сёстры в конце концов признали, что их доверием злоупотребили, что Бог никак не мог отдавать распоряжения, которые они получали. Им было трудно принять решение покинуть конгрегацию, потому что их самоуважение было разрушено, и у них не было никакого образования сверх того, что они получили до вступления в неё. Мне повезло: я сумела набраться храбрости и уйти.

В надежде, что другие смогут увидеть ложность пути, якобы ведущего к святости, расскажу кое-что из того, что знаю. Хотя относительно немногие поддались искушению вступить в конгрегацию сестёр Матери Терезы, было гораздо больше тех, кто поддерживал её работу пожертвованиями. Не зная, что большинство пожертвований бесполезно оседают на её банковских считах, они наивно надеялись, что помогают бедным.

Как сестра-миссионерка, я должна была регистрировать пожертвования и писать письма благодарности. Деньги текли сумасшедшими темпами. Почтальон часто приносил письма саквояжами. Нам постоянно приходилось выписывать квитанции на чеки в размере $50,000 и более. Иногда благотворитель звонил и спрашивал, получен ли его чек, уверенный, что мы помним пожертвование на такую крупную сумму. Как могли мы сказать, что не можем вспомнить его пожертвование, потому что многие пожертвовали ещё больше?

В своих публичных выступлениях Мать никогда не просила денег, но поощряла людей делать жертвы для бедных, "давать, пока это не станет больно". Многие и давали — причём давали ей. Мы получали трогательные письма от людей, иногда, по-видимому, бедных, которые экономили, чтобы послать нам немного денег для голодающих в Африке, жертв наводнения в Бангладеше или неимущих детей в Индии. Большая часть денег оседала на наших банковских счетах.

Поток пожертвований считался знаком Божьего благословения конгрегации Матери Терезы. Наши руководители говорили нам, что мы получали больше подарков, чем другие религиозные организации, потому что Бог благоволит к Матери, и потому что Сёстры-Миссионерки верны истинному духу религиозной жизни.

Большинство сестёр понятия не имели, как много денег получала конгрегация. В конце концов, нас учили ничего не хранить. Однажды летом сёстры, живущие в пригородах Рима, получили больше ящиков с помидорами, чем могли распределить. Никому из их соседей помидоры были не нужны, так обилен был урожай в том году. Сёстры решили законсервировать помидоры, чтобы не дать им испортиться, но когда Мать это обнаружила, она была очень недовольна. Делать запасы означало демонстрировать недоверие к Божественному Провидению.

Пожертвования текли на банковский счёт, но никак не влияли на нашу аскетическую жизнь и очень мало — на жизнь неимущих, которым мы пытались помочь. Мы вели простую жизнь, без всяких излишеств. У нас были три перемены одежды, которые мы чинили, пока ставить заплаты не становилось уже невозможно. Стирали свою одежду вручную. Нескончаемые груды простыней и полотенец для наших ночлежек для бездомных мы тоже стирали вручную. Для мытья нам полагалась одна шайка воды. Зубные осмотры и медосмотры считались ненужной роскошью.

Мать очень заботилась, чтобы мы сохраняли дух бедности. Трата денег разрушила бы эту бедность. Ей было очень важно, чтобы в своей работе мы использовали только простейшие средства. Было ли это в интересах людей, которым мы пытались помочь, или мы использовали их как орудие для повышения нашей "святости"? В Гаити, чтобы сохранить дух бедности, сёстры использовали иглы для инъекций вновь и вновь, пока они не становились тупыми. Видя, какую боль причиняют тупые иглы, некоторые добровольцы предлагали доставить ещё игл, но сёстры отказывались.

Мы выпрашивали еду и материалы у местных торговцев, как будто у нас ничего не было. В один из редких случаев, когда кончился пожертвованный хлеб, мы пошли попрошайничать в местный магазин. Когда нам ничего не дали, наша начальница сказала, что сегодня суп для неимущих будет без хлеба.

Не только торговцам давалась возможность проявить щедрость. Аэрокомпаниям предлагали перевозить сестёр и багаж бесплатно. От больниц и врачей ожидалось, что они будут лечить сестёр за свой счёт или за счёт фондов, предназначенных для релегиозных организаций. Большую помощь оказывали добровольцы, которые по многу часов бесплатно работали на наших кухнях для неимущих, в ночлежках и дневных лагерях. Помню одного крестьянина: и без того много работавший, он тратил немалую часть своего времени на сбор и распределение пищи для наших кухонь для неимущих и ночлежек. "Если бы я не пришёл, что бы вы ели?" — спрашивал он.

Наша Конституция запрещает нищим просить больше, чем им нужно, но, когда мы просили, миллионы долларов, накапливавшиеся в банке, считались как бы несуществующими.

На протяжении лет я должна была писать тысячи писем жертвователя, заверяя их, что весь их дар будет использован, чтобы донести любовь и сострадание Бога до беднейших из бедных. Как ни мучила меня совесть, я не прислушивалась к её голосу, потому что меня научили, что Матерью руководит Святой Дух. Сомнения в ней означали, что нам не хватает доверия и, хуже того, что мы впали в грех гордыни. Я не смела спорить и только надеялась когда-нибудь понять, зачем Мать собирает так много денег, когда сама же учила нас, что даже запасать томатный соус есть недоверие к Божественному Провидению.

Сьюзен Шилдс (Susan Shields)

Мать Тереза в Википедии:

Мать Тереза (полное имя — Мать Тереза Калькуттская, имя в миру — Агнес Гонджа Бояджиу, алб. Agnese" Gonxhe Bojaxhiu) — католическая монахиня, основательница женской монашеской конгрегации «Сестры Миссионерки Любви», занимающейся служением бедным и больным. Лауреат Нобелевской премии мира. Причислена Католической Церковью к лику блаженных.

В 1997 году награждена высшей наградой США Золотой медалью Конгресса.


Вся статья...

Оригинал: Mother Teresa's House of Illusions

Перевод: О Матери Терезе

Переводчик: urod


?

Log in

No account? Create an account