a_round_loaf


Я верую в светлый разум!..

Знание не имеет хозяев


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Православная мораль vs нравственность
a_round_loaf

Много раз убеждался, что люди очень часто путают два понятия: мораль и нравственность.

Выясним разницу. Откроем эту страницу и прочитаем:

Нравственность и мораль

Не существует единства мнений по поводу соотношения нравственности и морали. Нередко нравственность трактуется, как синоним морали, но со времени Гегеля принято различать мораль и нравственность. Согласно разделению этих понятий нравственность является внутренней установкой человека — в отличие от морали, которая (наряду с законом) является только внешним требованием к поведению индивида.

Именно с нравственностью связано различение добра и зла при условии, что индивидуумом признаются эти категории. В отличие от пользы и вреда, добро и зло связаны с намеренностью некоторой свободной воли.

Нравственность и мораль изучается специальной философской дисциплиной — этикой.

То есть, мораль — это то, что существует вне индивидуума, те нормы поведения, которые предписываются ему обществом, тогда как нравственность — те правила, та система ценностей, которая присуща самому индивидууму. Мораль исходит от общества, а нравственность от индивидуума.

Мы знаем или слышали о существовании социалистической морали, буржуазной морали, мусульманской морали, православной морали и т.д. Но не бывает социалистической, православной или еще какой-нибудь нравственности.


Мне очень не нравится православная мораль, и на то есть несколько причин.

1. В православной морали на первом месте стоит бог, а человек «спит в прихожей, на коврике».

Любая мораль работает ради благополучия кого-то, во имя кого-то или чего-то, что (кого) мы назовем объектом морали. Скажем, во время Великой Отечественной войны главным лозунгом был «Все для фронта, все для Победы!» Именно Победа была объектом общественной и государственной морали того времени. Ради Победы делалось все, что можно, и что нельзя, и самым большими преступлениями считались дезертирство и помощь врагу. После Победы объектом морали стало мирное строительство — восстановление разрушенного войной.

Объектом православной морали является бог. Бог — Отец, бог — Сын, бог — Святой дух. Эта вот троица, вернее, Троица. А человек — раб божий, что-то бесконечно малое по сравнению с богом.

Это видно хотя бы из заповедей. Скажем, Моисеевы заповеди:

  1. Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим.
  2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
  3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.
  4. Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни вол твой, ни осёл твой, ни всякий скот твой, ни пришелец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и всё, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его.
  5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, даёт тебе.
  6. Не убивай.
  7. Не прелюбодействуй.
  8. Не кради.
  9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.
  10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего.

Первые четыре, самые главные заповеди посвящены богу. За их нарушение — бог особо оговаривает — жди жестокого наказания. Пятая — про родителей. И только потом, скороговоркой перечислено то, что нельзя делать по отношению к человеку. Ни наказаний не указано, ни объяснения какого-то...

Скажете, это Ветхий Завет, это устарело. Ладно, спросим Иисуса.

37 Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем разумением твоим.

38 Сия есть первая и наибольшая заповедь.

39 Вторая же подобная ей: Возлюби ближнего твоего, как самого себя.

40 на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки.

От Матфея 22:37-40

Опять бог на первом месте. Потом, правда, идет некий ближний, но потом.

Это все означает, что преступление против бога наказывается сильнее, чем преступление против человека. А еще то, что ради благополучия бога или для выполнения его заповедей (например, «не убий») с человеком можно сделать все, что угодно. Например, убить его. Или жестоко пытать. Или отобрать у него его имущество, чем, возможно обречь на гибель его и его близких. Ради бога можно убить любое количество людей, точно так же, как ради человека можно раздавить любое количество козявок...

И ведь давили! В смысле, убивали. За две тысячи лет своего существования христиане именем бога уничтожили многие миллионы людей.

Впрочем, посмотрим на православие сегодня. Упомяну только два момента: эвтаназию, отношения православия к которой я коротко коснулся в статье ЭВТАНАЗИЯ и операции по поводу внематочной беременности.

Вот вопрос женщины по имени Екатерина:

Я не понимаю, как Церковь одновременно допускает аборт (в исключительных случаях) и требует от женщины признать, что она неправа, совершая его. Женщина, если она сознательная христианка, и так в ужасе от ситуации, где нет правильного выбора. Она, может, и пожертвовала бы своей жизнью, но при этом придется осиротить близких... Справедливо ли возлагать на нее ответственность за ситуацию, которая произошла не по ее вине и любой выход из которой — трагедия?

А вот фрагмент из ответа игумена Иннокентия:

Уважаемая Екатерина! Давайте внимательно читать Социальную концепцию, где — касательно проблем биомедицинской этики и абортов — говорится, что Церковь ни при каких обстоятельствах не может дать благословения на аборт! То есть, в принципе, даже тогда, когда речь идет и об угрозе жизни матери. Церковь не допускает совершение аборта, а из снизхождения к немощи женщины допускает уменьшить для нее церковное наказание. Ясно, что здесь косвенный призыв к материнскому подвигу. Но нельзя силой заставить совершать такой поступок, у каждого человека разные духовные качества и настрой. Поэтому в концепции дается совет для духовников: не применять строгие эпитимийные правила об абортах (многолетнее отлучение от причастия) к тем женщинам, которые совершили аборт, опасаясь за свою жизнь и за жизнь своих уже рожденных детей. Например, если была внематочная беременность. Аборт остается абортом! И даже на невольный выкидыш существует практика назначать покаянное правило.

(Выделение мое)

То есть, выполнение заповеди важнее жизни женщины, возможно, матери других детей. Благополучие всемогущего бога перевешивает и человеческую жизнь, и горе близких, и сломанные судьбы.

Хочется только спросить: если бог такой всемогущий, почему он нуждается в защите жрецов? Может, это жрецы нуждаются в том, чтобы было кого защищать, и под эту бирку иметь власть, деньги, почитание и т.д.?

2. Мораль греха.

Православная мораль — мощный инструмент для воспитания в человеке чувства вины. Для этого придумано специальное слово — грех, которое используется для обозначения поступков, которые совершать запрещено богом. Если совершаешь такой поступок — грешишь — надо каяться. И даже если не грешил, все равно надо каяться, надо молиться. Одна из главных молитв: «Господи, помилуй!».

Вот как написано в книге архиепископа Нафанаила (Львова) «Ключ к сокровищнице», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.:

Если Православие, как учит митрополит Антоний, есть по преимуществу религия покаяния, если, по учению того же святителя, оно есть святилище всего человечества и все, что есть истинно доброго, ценного, правильного во вселенной, где бы оно ни находилось, по существу принадлежит Православной Церкви, то, конечно, тут, в храме православном, в православной молитве, на подобающем ему месте, в неисчислимых молитвенных повторениях, должно находиться фундаментальнейшее молитвословие человечества — «Господи, помилуй!» — и как вопль видящей себя на краю гибели души, и как спокойное, радостное, благодарственное повторение этой принесшей спасение молитвы.

Человек, только и успевший, что родиться, уже грешен, уже должен молиться, молить о прощении и милости. За что? За грехи каких-то мифических прародителей? Ну так пусть они и молили бы! Младенец-то ничем не виноват!

Но православие ... есть по преимуществу религия покаяния. Надо забыть и о том, что человек — это звучит гордо, и о том, что человек за свою историю достиг таких вершин, каких не смог достичь ни один другой вид на Земле, и о том, что люди вышли в космос, построили огромные города, написали прекрасные картины, музыку, книги...

Но всем за это надо каяться...

Для каждого уже готов длиннющий список самых разных грехов: работал в воскресенье — кайся, женщина надела брюки — кайся, женщина накрасилась — кайся, мужчина посмотрел на женщину — кайся, не ходишь в церковь каяться — совсем кайся... Не жизнь, а сплошные грехи, как по минному полю идешь.

Человек непременно в чем-то виноват.

Кстати, о чувстве вины. Вот что говорит о нем врач-психотерапевт, психоаналитик Нарицын Николай Николаевич:

Чувство вины — непродуктивная и даже разрушительная эмоциональная реакция человека на самообвинение и самоосуждение. Чувство Вины по сути это агрессия, направленная на самих себя, — это самоуничижение, самобичевание, стремление к самонаказанию.

Если кому-то мало, может прочитать статью «Как чувство вины запускает болезни?».

Психологи считают чувство вины вредным, разрушающим личность. Вот отрывок из статьи доктора Нарицина «Чувство вины»:

Уже много лет тянется конфликт священников и психоаналитиков. Потому что психоанализ признает, что никакие мысли, в том числе и подспудное желание кому-то смерти, не являются проступком, а священники считают, что даже мысли могут быть грехом. Да, обществу в целом в принципе нужна такая догма о греховности мысли и соответствующее чувство вины — хотя бы потому, что у некоторых людей от мысли до действия один шаг (и этот шаг может быть сделан даже бессознательно). Но с точки зрения биологии человеку бессознательно чуть ли не должно хотеться тех или иных вещей, направленных на его приземленное, животное благо — в том числе и смерти того, кто стоит у этого блага на пути. И задача психоаналитика — помочь человеку избавиться от чувства вины за эти мысли, а также помочь найти выход из проблемы, которая такие мысли вызвала. Но при этом выход должен осуществляться обязательно социально приемлемыми методами!

Но священники и не думают сдаваться. Чувство вины — мощное средство для того, чтобы человек почувствовал себя рабом, и не чьим-нибудь, а именно Православной церкви.

3. Мораль страха.

Если вы прочитаете внимательно Библию и послушаете православных священников, вы без труда обнаружите, что вам пытаются внушить страх.

Вот, например, Из книги архиепископа Иоанна (Шаховского) "Апокалипсис мелкого греха: Избранные статьи":

Светлые страхи рождаются от страха Божия. Благоговение, трепет веры и надежды входят в сердце человека острой болью и блаженством светлого страха.

Я не знаю, как страх, это липкое, разрушительное чувство, иожет стать светлым. У православных жрецов, видимо, может.

Там же:

Святитель Иоанн Златоуст говорил, что для него ужаснее вечных мук было бы увидеть кроткий лик Господа Иисуса Христа, с печалью отворачивающийся от него... Вот психология истинной веры: страх огорчить любимого Господа, не принять с безмерностью Духа Его безмерную любовь.

Здесь указан еще и источник этого страха — бог. То есть, человек всю жизнь должен бояться огорчить своего бога.

Вот еще одна цитата:

Учитывая свою слабость, слабость всех вообще людей и паутинность всего мира, человек ни в чем не полагается ни на себя, ни на что-либо «от мира»; ни в чем земном не утверждает своей последней надежды и в этом никогда не обманывается.

Человек, оказывается, слаб и ни на что не может положиться. Все в этом мире «паутинно», все зыбко и неверно.

Мне самому стало не по себе, когда я представил эту картину.

А вот еще такой взгляд:

Кто будет утвержден на основании совершенной любви, тот непременно взойдет на высшую степень того особенного страха, который рождается не от опасения наказаний и не от желания наград, но от великой любви. Это такой страх, которым сын страшится нежнейшего отца, или брат брата, или друг друга, или супруг супруги; здесь мы боимся не наказания или укоризн, но малейшего оскорбления любви и всегда находимся в величайшем опасении, чтобы не только каким-нибудь поступком, но даже и словом не охладить горячности любви к нам.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Вот этого я не могу понять! Ну не боюсь я ни жены своей, ни матери своей, ни сестры. И не боюсь не только каким-нибудь поступком, но даже и словом не охладить горячности любви к нам. Потому что знаю: я их люблю, и они меня любят. И не будет ни поступка, ни слова, способного охладить горячности любви. Это нормальные человеческие отношения между близкими людьми, и тот, кто будет внушать мне, что должен быть этот страх — просто не умеет эти отношения строить. Он еще ребенок, сколько бы лет ему ни было. Его не научили, а сам он научиться не смог ни правильно любить, ни правильно дружить. Он не умеет строить правильную семью, у него нет настоящих друзей.

Он боится того, что не знает — человеческих отношений. А православные жрецы совсем не хотят ему в этом помогать — им это на руку.

Ведь, появись сейчас передо мной бог, я с ним смогу объясниться и завязать нормальные отношения. А человек из паствы — испугается до обморока. Он и сейчас боится того, что бог обидится. Ему невдомек, что, чем выше разум, тем труднее его обидеть. Бога, если он существовал бы, обидеть было бы просто невозможно.

Но это неважно. Главного жрецы достигли — человек боится.

4. Мораль раба. Или вечного ребенка.

Чем отличается взрослый от ребенка, а свободный человек — от раба? Главное, тем, что первый сам принимает решения и отвечает за них, а второй — слушается родителя (хозяина) и не отвечает за свои поступки. отвечает за ребенка (раба) родитель (хозяин).

Православная мораль не только не обучает принимать решения, но настойчиво отвращает людей от самостоятельных действий. Она воспитывает в людях чувство вины и страх, становящиеся постоянными спутниками человека, как тараканы, крысы и мухи.

Она опутывает массой совершенно непонятных, противоречивых указаний, как жить, с кем дружить, когда работать, как отдыхать, как одеваться, что есть, что пить, когда жениться, когда детей заводить... Готова в каждую секунду подержать свечку у постели!

Человек ничего в своей жизни не может решить сам. По крайней мере, церковь к этому стремится. Спрашивается: как человек научится быть взрослым? Ответ: а никак! А морали православной это не нужно!..

Православие таким методом привязывает человека к себе, как ребенок привязан к родителям, и теперь может делать с ним что хочет.

Даже слова выбраны очень характерные: пастырь и паства, в переводе на современный язык — пастух и стадо.

5. Мораль лжеца.

Спросите меня: но ведь в православии много хорошего — оно заботится о нашем моральном облике. В конце концов, есть же заповеди «не убий», «не укради» и т.д.

Есть, конечно. Ведь на каждом рыболовном крючке — аппетитная наживка, а в каждой ловушке — приманка. Если бы не было бы ничего хорошего в православии, не смогло бы оно успешно существовать уже более тысячи лет. Православие просто использует естественные инстинкты человека, приписывая себе то, к чему не имеет никакого отношения. На самом деле, и «не убий», и «не укради» люди знают и без православия, и без бога вообще.

Как гласит справедливое замечание philadelphia76:

люди не предадут забвению мораль священных текстов (кстати, "экспериментально" в том же ссср установлено, что не предадут: не стали же все поголовно нарушать 10 заповедей; значит сомнения эти беспочвенны)

На самом деле, в «безбожном» Советском Союзе люди были в среднем добрее, чем сейчас, когда, по утверждениям РПЦ, подавляющее большинство людей стали православными.

Я тут спросил свою верующую сестру: «Вон идет по улице человек. Чтобы не убивать его, тебе нужна заповедь?» Она сначала, как говорится, затруднилась с ответом. Потом честность все-таки пересилила, и она сказала; «Нет». Вот так и мне, атеисту, совершенно не нужны ни заповеди,ни бог, чтобы не убивать, не воровать, и вообще стараться «быть вполне хорошим».

Больше того, были проведены многочисленные исследования в различных странах, среди людей различных конфессий и атеистов. Людям предлагали решать различные нравственные проблемы. Так вот выяснилось, что эти проблемы все люди решают совершенно одинаково, независимо от их религиозных взглядов. Наша нравственность не зависит от религии, она появилась до религии и развивается помимо, а часто вопреки религии.

Это, правда, не мешает православным жрецам утверждать, что все, что есть в народе хорошего — их заслуга. Лгут, беззастенчиво лгут.

И это далеко не единственная их ложь. Кое-что я разбирал ранее в статьях «Эйнштейн и вера» и «Неправда изреченная есть ложь!». Множество самой различной лжи можно найти на православных сайтах. Особенно любят они искажать научные факты и перевирать научные теории. А еще — лгать в отношении психологов, реально, в отличие от жрецов, помогающих людям.

Православная мораль нисколько не мешает им лгать. Видимо, даже поощряет.

6. Мораль паразита.

Все это помогает церкви быть самым жадным, самым вредным паразитом, какие были за всю историю человечества. Православная мораль заставляет людей жертвовать храмам последние копейки, заставляет государство передавать церкви уникальные старинные иконы, здания, земли.

Православная мораль позволяет церкви без зазрения совести обвинять в стихийных бедствиях, например, в пожарах, людей, чтобы еще больше привить им комплекс вины. А еще она позволяет ставить себе в заслугу любой дождик, который прошел якобы после молебна. Не мешает даже то, что молебнов до этого было столько, что, если бы они на самом деле помогали бы, страну просто смыло бы.

А еще православная мораль позволяет всячески хаять науку и технологию, в то же самое время с удовольствием пользуясь их плодами. И смешно, и досадно видеть сайт (ресурс, для разработки и изготовления которого использовались десятки отраслей науки и сотни, если не тысячи, различных технологий) посвященный, скажем, критике теории эволюции. Так и вспоминается крыловская свинья под дубом.

Вот такая паразитическая мораль.


Итак, мы видим, что православная мораль делает человека рабом, используя для этого мощные инструменты: страх и чувство вины, рабом Православной церкви. Это единственное ее назначение, единственный смысл, и, собственно, единственное, что ей удается хорошо. Ничего больше она не в состоянии сделать.

Я не могу считать такую мораль приемлемой для современного общества, современного человека.

Конечно, меня спросят: а могу я что-то предложить взамен?

Отвечу: в каком смысле «взамен»? Что-то такое же порабощающее? Ни в коем случае! Ах, в качестве нравственной опоры для человека? Легко!

Представим такую картину: у моего знакомого есть дом, а у меня нет, но мне тоже хочется. Предположим, я решил этот дом отнять. Какие варианты возможны:

  • Я выгнал соседа и теперь он бродит вокруг в надежде вернуть себе дом. Я вынужден тратить много сил и времени на оборону.

  • Я убил соседа. Тем самым я показал этот путь и, главное, дал моральное право другим людям сделать то же самое со мной. Я вынужден тратить много сил и времени на оборону.

  • Сосед отбил мою атаку, а я понес ущерб, возможно меня даже убили.

  • В ходе этой разборки дом был разрушен.

И даже в самом выгодном для меня варианте я буду знать, что я захватчик, что меня ненавидят.

Теперь рассмотрим другой вариант: я потрудился и построил свой дом. Возможно, сосед мне даже помог в расчете на нашу дальнейшую дружбу. Теперь и у меня, и у него есть дома, мы добрые соседи, мы можем рассчитывать на помощь и поддержку друг друга. И, что немаловажно, я чувствую себя человеком, достойным всякого уважения.

Какой вариант выгоднее? Кстати, для решения этой задачи вам совершенно не нужна религия, правда?

Вообще, честный труд оказывается более выгодным, чем путь преступления, и не в последнюю очередь из-за того, что совершивший преступление знает, что он преступник, и это воздействует на его личность разрушительно.

Пример, конечно, утрированный, но, если размышлять над любой нравственной проблемой из тех, что встречаются в жизни, решить можно любую. Какие-то простые, какие-то посложнее, но решаются все. Главное — знать, что решение только ваше, и отвечать за это решение придется вам. А еще — не бояться кары божьей. И быть готовым признать свою ошибку и исправить ее. При этих условиях вы быстро научитесь.

Учиться этому лучше всего, конечно, начинать в детстве. Тот, кто с детства знает, что такое ответственность — навсегда свободный и независимый человек. Именно поэтому церковь сейчас так прорывается в школу и даже в детские сады. Она хорошо понимает, в чем главная опасность для нее, и никогда не допустит, чтобы человек стал свободным.

Ричард Докинз в своей книге «Бог как иллюзия» говорит:

Религиозным лидерам хорошо известна податливость детского мышления и важность внушения доктрин в раннем возрасте. «Дайте нам ребенка в первые семь лет жизни, и мы сделаем из него человека», — хвастливо заявляли иезуиты. Точное и довольно зловещее, несмотря на банальность, замечание. Основатель более современного печально известного движения «В фокусе — семья» Джеймс Добсон также разделяет это мнение: «Управляя мышлением и жизненным опытом молодых людей — тем, что они видят, слышат, над чем размышляют, во что верят, — мы определяем будущее развитие нации».

Кстати, православные жрецы все время говорят: «Свобода — это когда все можно, это вседозволенность».

Лгут, опять же.

Даже марксисты знали, что «Свобода — это осознанная необходимость» (аторство неясно, приписывается Гегелю, Спинозе, Марксу).

А вот в «Декларации прав человека и гражданина» (1789, Франция) свобода трактуется как возможность «делать всё, что не наносит вреда другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом».

Еще такая история про англичанина Хулигэна, фамилия которого стала нарицательной. Когда его в очередной раз судили за драку, он заявил, что является свободным человеком и делает все, что захочет. Судья ответил: «Ваша свобода размахивать кулаками заканчивается там, где начинается кончик носа стоящего рядом человека».

Где же здесь «вседозволенность»? Видимо, только в воображении жрецов от православия. Они понимают, что, если люди не будт нуждаться для решения нравственных проблем ни в боге, ни в религии, ни в жрецах, то они окажутся пастырями без паствы, закончится щедрый поток денег, испарится их власть...

Что ж, мы убедились в том, что нам не нужна религия и православная мораль, как нравственная опора. Мы пришли к тому, что альтернативная нравственно этическая система не должна включать в себя ни бога, ни религиозных догм. И такая система существует — это гуманизм.

Википедия определяет гуманизм так:

Гуманизм (от лат. humanitas — человечность, лат. humanus — человечный, лат. homo — человек) — мировоззрение, в центре которого находится идея человека как высшей ценности; возникло как философское течение в эпоху Возрождения.

Словари и энциклопедии на Академике — так:

Гуманизм — признание ценности человека как личности, его права на свободное развитие и проявление своих способностей, утверждение блага человека как критерия оценки общественных отношений.

Электронный словарь «Что такое» — так:

Гуманизм — это направление в философии, науке и искусстве, в котором внимание концентрируется на качествах человека. Человек в гуманизме рассматривается как «мера всех вещей», и критерием оценки чего бы то ни было в гуманизме считается благополучие человека.

Онлайн-энциклопедия «Кругосвет» — так:

ГУМАНИЗМ (от лат. humanus — человеческий) — идейное и мировоззренческое течение, возникшее в европейских странах в эпоху Возрождения (14 — первая половина 17 в.) и ставшее идеологией Возрождения. В центре гуманизма стоит человек, востребованность идей гуманизма связана с внутренними потребностями развития европейского общества.

Как видите, главное в гуманизме — человек, его благополучие, а не бог, а на деле — доходы жрецов, как в православии.


P.S. Сама жизнь подтверждает

На новостном канале lifenews.ru 10 октября 2010 г. опубликовано сообщение:

Под Москвой совершено нападение на милиционера

27-летний дознаватель УВД Сергиева Посада Мария Егорова стала жертвой преступника, на счету которого шесть судимостей за разбой, грабежи и изнасилования.Рецидивист напал на девушку, когда та шла в милицейской форме на работу в местное УВД.

— Преступник воткнул в шею милиционеру отвертку и сломал челюсть, — рассказал Life News источник в правоохранительных органах. — После этого он забрал у нее кошелек с деньгами.

После нападения преступник пытался скрыться на автомобиле. Через несколько минут его задержали инспекторы ДПС.

Как оказалось позже, разбойником был 44-летний житель Ульяновска Владимир Прыгунов. Милиционеры выяснили, что на счету задержанного шесть судимостей за кражи, грабежи, разбой и изнасилования. В подмосковный Сергиев Посад он приехал, чтобы помолиться в Троице-Сергиевой Лавре. Теперь ему грозит пожизненное заключение за покушение на сотрудника милиции и грабеж.

(Выделение мое)

Только возникают такие вопросы:

Он хотел грехи замолить, чтобы по-быстрому стать чистеньким?

Стало быть, православная мораль допускает такое очищение?

Так чего она после такого стоит?


  • 1
немного не соглашусь с п.1.:
http://community.livejournal.com/ru_antireligion/4721913.html?thread=108062201#t108062201
не в христианской морали, как таковой, бог стоит на первом месте, а человек в прихожей, а в преподносимой священниками трактовке человеку нет достойного места, хотя религия чуть ли не по определению человекоориентирована.

со всем остальным +1, спасибо за пост.

Библия, все-таки, не трактовка священников, а Священное писание, от которого они отталкиваются во всем. Это Основной закон. И именно в Библии, именно в заповедях человек ставится на второе место после бога. А церковь между ними втиснула еще толпы ангелов и святых.
Религия, по крайней мере авраамические религии, оказывается на поверку совсем не человекоориентированной. В христианстве, в том числе, в православии, главное - бог, в исламе - аллах.
Если бы главным был человек, не было бы ни религиозных войн, ни инквизиции, ни костров...

были бы.

что же до трактовок, то если взять какого-нибудь гуманного, приземленного попа, скажем, из штата индиана, он воскресным утром с удовольствием и добродушной улыбкой толкнет речевку а-ля "все во благо человека, все для человека, все для души вся паства обменяется детскими рисунками, пирогами и компотами и вывалит из церкви на барбекю под кантри-музычку)

Вот это и будет его трактовка, ведь в Библии все по-другому.

Очень хорошо написано, прочитал с удовольствием..

С некоторых пор для меня вопросы морали и нравственности — это те вещи, которые я бы не стал трогать даже 40метровой палкой, особенно в диалоге с верующем, так что теперь при крайней необходимости буду ссылаться на сей пост ;)

Да, это непростые вопросы. Если какие-то научные заблуждения еще можно поправить, то с моралью обычно большие проблемы.
Что0то получается только с "полуверующими", которые ни Библию путем не знают, ни батюшек не слушают. Веруют, потому что так принято.
А упертых в чем-то переубедить невозможно. Я как-то 4 часа пытался объяснить одной, что атеистическая нравственность хотя бы не хуже, чем ее мораль. Добился только того, что она сказала, мол, у меня хорошие нравственные устои, но это от бога, я только этого не осознаю...

Спасибо, прочитала с удовольствием

Инфантилизм как цель церковного воспитания

Пользователь religioznik сослался на вашу запись «Инфантилизм как цель церковного воспитания» в контексте: [...] Рассуждение взято из http://a-round-loaf.livejournal.com/4931.html [...]

  • 1
?

Log in

No account? Create an account