a_round_loaf


Я верую в светлый разум!..

Знание не имеет хозяев


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Создавшие «железный занавес»
a_round_loaf

Коммунисты говорили, что в возникновении «железного занавеса» виноваты были Англия и США.

Нынешние антисоветчики возлагают ответственность, напротив, на Советский Союз.

В книге Александра Верта Россия в войне 1941-1945 наткнулся на любопытное в Главе IV. Три месяца мира. Потсдам:

Из википедии:

Александр Верт (4 февраля 1901, Санкт-Петербург — 5 марта 1969, Париж) — сын русской эмигрантки и англичанина, британский журналист, корреспондент газеты The Sunday Times и радиокомпании ВВС (Би-би-си). Отец известного французского историка Николя Верта.

Александр Верт находился в СССР с июля 1941 по 1946 год. Во время войны вел на Би-би-си программу «Русские комментарии», собиравшую у приемников рекордное число — 12 или 13 миллионов слушателей в Англии, не считая еще многие миллионы в оккупированной Европе и в других странах, в которой крайне сочувственно рассказывал о военных событиях и ситуации в воюющем СССР (В ситуации начинавшейся холодной войны программа была ликвидирована немедленно после капитуляции Германии). Неоднократно бывал на фронте: на Западном фронте в сентябре 1941 г., в районе Сталинграда в январе и в самом Сталинграде в феврале 1943 г., потом в Харькове (дважды в 1943 г.), Орле (в августе 1943 г.), в Киеве, Одессе и Севастополе после их освобождения в 1944 г., в Румынии и Польше в 1944 г., и, наконец, снова в Польше и в Германии в 1945 г. Также ездил по тыловым городам, общался со многими представителями советского командного корпуса (К. К. Рокоссовским, Г. К. Жуковым, В. И. Чуйковым, Р. Я. Малиновским, В. Д. Соколовским), советской интеллигенцией (писателями К. М. Симоновым, А. А. Сурковым, И. Г. Эренбургом, М. А. Шолоховым, А. А. Фадеевым, Б. Л. Пастернаком; композиторами С. С. Прокофьевым и Д. Д. Шостаковичем; кинорежиссерами В. И. Пудовкиным, С. М. Эйзенштейном и А. П. Довженко).

В 1964 году на английском языке вышла книга «Россия в войне. 1941—1945», переведенная на многие языки (в сильном сокращении на русский — в 1967), которая до сих пор остается одним из наиболее ярких и впечатляющих описаний Великой Отечественной войны.

Основные разногласия проявились в двух вопросах - о Германии и о Польше. Правда, на первый взгляд все меры по демилитаризации, денацификации и т.д. строго соответствовали предшествующим решениям. Казалось, что Германия также была поставлена под совместный контроль четырех держав. Косвенно был признан принцип политического и экономического единства Германии, и СССР впоследствии считал своей большой заслугой, что он еще в марте 1945 г. решительно возражал против всяких предложений западных держав относительно раздела Германии на западную часть (прилегающую к Руру и Рейнской области), южную часть (включая Австрию с Веной в качестве столицы) и восточную часть со столицей в Берлине. Но хотя такой раздел не был осуществлен, Потсдам, несомненно, заложил основу для раздела другого рода. Особенно наглядно о «зональном» разделе свидетельствовало достигнутое в конечном счете соглашение о репарациях - явно в обмен на принятие западными державами линии Одер - Нейсе, установленной в порядке свершившегося факта в качестве западной границы немецких земель, находившихся «под польским управлением» до окончательного мирного урегулирования с Германией. Эти земли не должны были рассматриваться как часть советской оккупационной зоны Германии.

Если Стеттиниус жаловался, что в Ялте позиции Англии и Соединенных Штатов не были сильными, то Трумэн и Бирнс считали, что в Потсдаме они имели очень сильные позиции. Незадолго перед тем был успешно осуществлен испытательный взрыв атомной бомбы, и, по словам военного министра Генри Стимсона, Трумэн был этим «исключительно доволен и обрадован». Президент заявил, что «это придало ему уверенности» в переговорах с русскими.

...

В Потсдаме было достигнуто соглашение о репарациях. Русские еще до Потсдамской конференции вывозили всякое оборудование из советской зоны, именовавшееся в то время «трофеями». Но они все еще надеялись, что в Потсдаме вопрос о репарациях будет поставлен на общегерманскую основу. Этому не суждено было случиться. 23 июля Бирнс заявил, что предложенная Сталиным сумма в 20 млрд. долларов (половина которой предназначалась для Советского Союза) является «нереальной», и отказался назвать какую-либо другую цифру. Он также повторил возражения правительства Соединенных Штатов против вмешательства СССР в осуществление контроля над промышленностью Рура и других районов Западной Германии. Затем произошел следующий разговор:

«Молотов. Насколько я понимаю, вы имеете в виду, что каждая страна должна получить репарации со своей собственной зоны. Если мы не придем к соглашению, результат будет тот же.

Бирнс. Да.

Молотов. Не означает ли ваше предложение, что каждая страна будет иметь свободу рук в своей зоне и будет Действовать совершенно независимо от других?

Бирнс. Это верно по существу»

Советские представители больше недели противились принятию этого предложения, но в конечном счете согласились с ним на следующих условиях: им будет также дана возможность изъять германские активы во всей Восточной Европе; они получат дополнительно небольшой процент репараций, взимаемых с Западной Германии, и, наконец, западные державы «временно» признают линию Одер - Нейсе. В сущности, это означало полный отказ от подхода к решению вопроса о репарациях на общегерманской основе, за который СССР вел такую отчаянную борьбу. Даже те незначительные репарационные поставки для Советского Союза из Западной Германии, что сохраняли в какой-то мере видимость «общегерманского» подхода, были прекращены меньше чем через год, очевидно, под личную ответственность военного губернатора американской зоны генерала Люшьеса Клея…

Такое урегулирование вопроса о репарациях имело кардинальное значение: оно положило начало политике, направленной к тому, чтобы не допускать Советский Союз в Западную Германию, но в то же время укрепила его экономический, а тем самым и политический контроль над Восточной Германией и Восточной Европой в целом. Это очевидное проявление политики «сфер влияния», конечно, полностью противоречило провозглашенной Трумэном «политике открытых дверей», и американские эксперты продолжали спорить, в чем же подлинное значение этого явного противоречия.

Между американской атомной бомбой и необычной сделкой насчет репараций, заключенной в Потсдаме, была прямая связь. В сущности, это был симптом временного (как думал Трумэн) раскола Германии и Европы на две части. Хотя в течение последующих двух-трех лет еще поддерживалась какая-то видимость «мира между Большой тройкой», в действительности Потсдам ознаменовал собой начало конца этого мира, главной основой которого, по мнению советских руководителей, был совместный контроль над Германией.

Что-то получается, что правы, все-таки, коммунисты, а антисоветчики опять врут. Послевоенный раскол Европы на Западную и Восточную и возникновение «железного занавеса» случилось из-за политики, проводимой тогдашним президентом США Гарри Труменом и премьер-министром Великобритании Клементом Эттли (сменили, соответственно, Франклина Рузвельта и Уинстона Черчилля).


?

Log in

No account? Create an account