a_round_loaf


Я верую в светлый разум!..

Знание не имеет хозяев


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Муси-пуси 5
a_round_loaf

Не хотел писать на эту тему. Вроде все уже сказано-пересказано, да и в конце-концов: сколько можно тереть в ступе это дерьмо?!! Но кое-что сказать все-таки придется. Есть пара вопросов, которые, почему-то, мало кто себе задает.

Я не буду трогать ни религиозный (хватит уже), ни правовой (не юрист я) аспекты, а посмотрю немного с другой стороны.

Если кому-то написанное покажется очень уж простым, прошу учесть, что, как показывает практика, для многих оно совсем не просто.

Читаем мораль

Во-первых, уясним себе, что такое мораль.

Мораль — это свод правил, регулирующих отношения между индивидуумами в обществе, и между индивидуумом и самим обществом. И регулирование это происходит, во-первых, для выживания этого самого общества (например, народа, страны), во-вторых, если вопрос выживания уже решен, для обеспечения комфортной жизни каждого индивидуума и общества в целом и, в частности, уменьшения количества конфликтов в обществе до минимума. Само собой, моральные правила регулярно устаревают, а люди так же регулярно забывают их менять, поэтому, например, сейчас время от времени возникают призывы вернуться чуть ли не к библейским временам. Но если брать моральные своды в то время, и в том месте, где они возникли, то, по большей части, они будут отвечать потребностям именно этого общества и именно в этих условиях. Можно найти объяснение и исламскому запрету женщине открывать свое лицо, и иудаистскому запрету есть свинину, и так далее. Когда-то они были актуальны и полезны, сейчас они выглядят архаичными, особенно для людей иной культуры.

Но есть моральные правила, которые существовали везде и всегда (кроме, разве, самых первобытных культур). Это, например, запреты убивать своих, красть у своих, известные христианам и иудеям по моисеевым заповедям, правила против разрушения семьи (тоже там есть). Сейчас я хочу напомнить другое правило, которое в современных странах вылилось в законы, гарантирующие неприкосновенность жилища. Оно не так часто формулируется, как различные версии «не убий», но оно есть, и оно поддерживается большинством культур. Оно очень простое: у каждого есть свой дом, и в этом доме он (этот каждый) может делать все, что ему заблагорассудится (кроме нарушения законов, конечно), а любой другой в этом доме — гость, и подчиняется правилам, которые установил хозяин. В русском языке есть пословица, которая очень хорошо передает смысл этого правила: «В чужой монастырь со своим уставом не ходят».

Есть много моральных правил примерно такого смысла, действующих сейчас в нашем обществе, в том числе, совсем бытовых:

  • Идешь в толпе — не толкайся, а если нечаянно толкнул — извинись.
  • Не включай громкую музыку и вообще не шуми сильно поздно вечером и ночью, даже если ты у себя дома.
  • И так далее.

Все эти правила учитывают, что у каждого человека должно быть личное пространство. Это на самом деле так — устроены мы вот таким образом. Кстати, столь любимый неолибералами (настолько, что они считают его вообще основополагающим) принцип частной собственности — тоже из этой оперы, просто несколько гипертрофирован и искажен.

Личные пространства могут и объединяться, если встречаются люди, имеющие близкие интересы или убеждения. Так возникают разные клубы по интересам, секции, кружки, церкви, музеи, выставки и так далее. Правила в таких «групповых« пространствах устанавливаются сообща и имеют тот же смысл, что и правила для личного жилища: каждый (в том числе и гость!) должен им подчиняться.

Теперь вот такое важное: личное (групповое) пространство должно быть неприкосновенно (кроме особых случаев), иначе люди теряют чувство безопасности — одна из основных составляющих психологического комфорта — и из-за этого случаются большие неприятности. Например, некоторые люди становятся агрессивными, а от этого увеличивается количество конфликтов. Нам это надо?

Или же люди пытаются защитить свое личное (групповое) пространство самостоятельно, создают всяческие добровольческие дружины, на что их противники создают свои, а там недалеко до крупных столкновений вплоть до гражданской войны в том или ином виде. Нам это надо?

Ну, уже и ежу понятно, о чем я речь веду. Пуськи нарушили право других людей на личное пространство. И совсем неважно то, что эти люди имеют какое-то другое мировоззрение. Вернее, это даже хуже, поскольку пуськи сочли других людей недостойными их прав, а себя вправе эти чужие права нарушить. Снобизм, как он есть, в чистом виде.

Кстати, различие в мировоззрениях, точнее, атеизм пусек, на который время от времени намекают (а то и прямо указывают) порой выступающие на их стороне, не существует в природе. Вспомните их выкрутасы в Биологическом музее, самом что ни на есть атеистическом месте: там про эволюцию рассказывают (ей-богу, не вру)!

Протест против клерикализации? Посмотрите, что получилось в итоге: правильно, сочувствие РПЦ со всех сторон и укрепление ее позиций.

Протест против Путина? Почему в церкви, а не у Кремля? Ах, делали уже, не понравилось? Так, может, протест поумнее должен быть? И, в конце концов, каким боком относятся к протесту против Путина слова «срань господня» — единственное членораздельное, что они выдали в ХСС? Не на клипе, на клипе смонтировать черта лысого можно, а в реале!..

Не, не вижу я в их ...э-э-э... не получается цензурно, уж извините. Вы поняли. Не вижу я никакого протеста, тем более протеста, который может что-то в стране изменить к лучшему. К худшему — да, но не к лучшему. Максимум — бессмысленный и беспощадный (тут это лыко точно в строку) бунт избалованного капризного подростка. Поощрять такое &mdash себе дороже.

Впрочем, умный извлечет хорошее даже из такого дерьма. Попробуем?..

Мы хотим гражданское общество или гражданскую войну?

Воспользуюсь-ка я своим преимуществом — возрастом и тем, что я видел и помню то, что было в нашей стране, скажем, 30 лет назад. 1982 год, последние годы перед приходом к власти Горбачева. СССР в своем расцвете. С того времени изменилось очень много, но нас сейчас интересует только одно: в СССР была одна этическая система на всех. На всю страну. Само собой, были несущественные местные и национальные отличия, связанные с обычаями, но главные моральные нормы были везде и для всех одинаковы.

Сейчас у нас картина совсем другая: у каждой религии своя этическая система, у каждой национальности — тоже, политические течения от них не отстают, все это причудливо наслаивается и перемешивается. Неудивительно, что мы так много спорим даже по пустякам.

С одной стороны, это, конечно, хорошо: во множестве мнений скорее найдется правильное, чем только в одном. Но это правильное надо еще найти, нужны критерии, и нужно уметь ими пользоваться. А вот этого очень сильно не хватает: большинство людей обходится просто верой в правильность какого-то мнения просто потому, что кто-то когда-то убедительно его изложил. Чаще всего, «убедительно изложил» совсем не означает «доказал», а всего лишь вложил нужные эмоции или чем-то польстил слушателю. Такая вера сродни религиозной и часто доходит до фанатизма.

Теперь скажите: могут ли о чем-то договориться два человека, которые религиозно, фанатично верят в несовместимые вещи? Например, один считает, что православие — духовная опора народа, и пуськи совершили кощунство, а другой говорит о «ползучей клерикализации» и считает, что поэтому любое действие, наносящее вред РПЦ, оправдано. Первый говорит, что их нужно закатать на всю катушку, а второй — что их нужно отпустить, выплатить компенсацию и изиниться.

Никогда! Если, конечно, они не перестанут верить и не начнут сомневаться и думать, что, понятно, маловероятно. Если не научился вовремя, в детстве — вряд ли научишься взрослым.

Собственно, для этого мораль и существует: чтобы в ситуациях, когда думать не получается, все равно принять правильное решение. Их у нас всего-то два: либо мы построим гражданское общество, либо получим гражданскую войну. Либо будет территориальный раскол России на части, либо раскол общества на конфессии, политические движения или еще как — какая разница? Закончится все равно гибелью многих и многих людей и окончательным превращением России во что-то типа Зимбабве или Сомали. Нам это надо?

Кстати, гражданской войной мне недавно уже грозили, так что это не пустые слова.

Что делать?

Собственно, это и осталось выяснить.

Кто-то обязательно будет спорить, кому-то обязательно мое мнение будет сильно не в нос, но оно есть, и оно такое.

Нам надо выработать этическую систему, с которой согласятся, и которую примут все конфессии и все национальности России. Ясный пень, она должна быть надконфессиональна и наднациональна, то есть быть совершенно светской и включать в себя наиболее общие правила. Это сделать ох как непросто, но это сделать надо, иначе см. выше. Можно поучиться этому у Советского Союза.

Справочка для тех, кто не помнит или забыл: в СССР существовали и мирно сосуществовали десятки национальностей (не помню уже, сколько, но, кажется, более ста). Одна этика на всех, имеющая главным принципом всеобщее равенство, уничтожала все поводы для межнациональных конфликтов. Кто не верит, может спросить у меня: в разное время у меня были в друзьях, приятелях и хороших знакомых татары, узбеки, чуваши, украинцы, грузины, таджики, туркмены, молдаване, азербайджанцы и даже один латыш(!). Оценивали мы друг друга вовсе не по национальности, а по человеческим качествам: насколько человек честен, умен, добр и т.д.

Говорилось, что мы строим новую общность — советский народ. Уверен: еще два, от силы три поколения, и получился бы действительно единый народ. Разные национальности, разные обычаи, а народ один.

Это было, и это было очень хорошо, гораздо лучше, чем сейчас.

Множество этических правил входят во все этические системы. Можно начать с того, что собрать такие правила вместе. Потом дополнить их теми, которые актуальны здесь и сейчас, и разделяются всеми, независимо от религиозных взглядов или национальных обычаев. И принять: эти правила обязательны для всех и всегда, особенно между конфессиями. Внутри — пожалуйста, живите по своим правилам, если они не противоречат всеобщим. Да, РПЦ придется потесниться, поскольку такая этика должна быть над православной моралью, как, кстати, и над другой религиозной или национальной моралью. Значит, требование новой морали должно быть очень веским: либо поистине всенародная воля, в том числе и большинство православных, либо требование власти. И то, и другое сделать весьма непросто (впрочем, власть, похоже, уже решила что-то подобное делать).

Есть и другой путь: вести себя честно и требовать такой же честности от церкви (обязательное условие: второго без первого не получится). То есть с пуськами те же атеисты (и государство тоже, раз оно у нас светское) должны оценивать их действия с точки зрения такой этики, как будто она уже принята всеми. Вломились в чужое помещение, забыли, что здесь свои правила, нарушили их, да еще и не первый раз — получайте, что положено. Зато потом можно было бы требовать от верующих выполнения этих правил. А теперь что? Пусек посадили, а православные обижены. Уже не на пусек, а на тех, кто их защищал, одновременно поливая грязью церковь (и чего греха таить, не всегда справедливо).

Это же надо умудриться так нанести удар по православию, чтобы это самое православие только крепче стало! Что же за борцы такие с мракобесием, которые играют на руку мракобесию? А можно было бы, обсуждая произошедшее спокойно, найти наиболее разумных представителей церкви, и в диалоге с ними, может, и добиться чего-нибудь полезного.


?

Log in

No account? Create an account