a_round_loaf


Я верую в светлый разум!..

Знание не имеет хозяев


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Пора взрослеть
a_round_loaf

Не могу понять, почему многие люди не понимают теорию эволюции?

Ну, то есть, понятно, почему её не понимают те, кому не хватает для этого образования. Таких, к сожалению, у нас становится всё больше и больше. Понятно, почему её не понимают люди верующие: она настолько противоречит священным книгам, что, приняв эволюцию, надо, в конце концов, отказываться от веры, по крайней мере в той форме, в какой она устраивает церковь. Поэтому церковь всегда была и ещё очень долго будет против теории эволюции, как была она против теории Коперника.

Но совсем не понятно, почему эволюцию живой природы не понимают люди образованные и не религиозные. Скажем, Фред Хойл, известный британский астрофизик, автор множества теорий, в том числе теории эволюции красных гигантов (старые звёзды, в недрах которых уже кончился водород). Именно он сказал, что вероятность зарождения жизни на Земле не превышает вероятности того, что пролетающий над свалкой ураган случайно соберет из валяющихся в беспорядке деталей готовый к полету «Боинг-747». То есть, эволюция звёзд — нормально, а эволюция живого вида — что-то невозможное.

Вроде как им ничто не мешает, ведь основная идея теории эволюции, оставшаяся не изменившейся со времён Дарвина, очень проста. В самом деле, она состоит всего из трех принципов, каждый из которых очевиден, потому что мы видим их действие постоянно в нашей обыденной жизни. Принципы эти: наследуемость, изменчивость и естественный отбор.

Знатокам ООП: это не то же самое, что три принципа ООП — наследование, инкапсуляция и полиморфизм — это совсем другое.


Наследование признаков мы видим каждый раз, когда смотрим на любую семью и замечаем, что дети похожи на родителей. Как часто мы слышим гордые слова: «у моего сына(дочери) мои глаза (уши, лоб, фигура и т.д.)». Если мы знаем семью достаточно давно, то можем отметить, что родители, в свою очередь, похожи на своих родителей. И если вслух усомниться в том, что ребёнок похож на своего отца, то можно, пожалуй, и нарваться на неприятности.

У животных и растений всё то же самое: у крольчихи рождаются крольчата, на яблоне родятся яблоки. Более того: спросите любого, кто занимается разведением животных или растений — зоотехника, кинолога, агронома, садовода — и он подтвердит, что потомство наследует признаки своих родителей: у более крупной собаки и щенки в среднем вырастают более крупными, более резвая лошадь даёт более резвых жеребят и т.д.

Такая аналогия: человек, идущий куда–нибудь, каждый следующий шаг делает с того места, куда привёл его шаг предыдущий. Местоположение «наследуется» у предыдущего шага.


Изменчивость нам тоже очень хорошо знакома, ведь дети похожи на родителей, но не точные их копии. Братья и сёстры похожи друг на друга, но не идентичны. Да достаточно просто посмотреть вокруг себя: насколько отличаются друг от друга люди! Одни повыше ростом, другие пониже; одни потолще, другие потоньше... Мы отличаемся друг от друга цветом глаз, формой носа, контуром губ, формой головы, длиной рук и ног, да чем угодно. Мы все принадлежим к одному и тому же биологическому виду, но мы все разные.

И в природе так же. Особи одного вида немного, но отличаются друг от друга. Даже породам домашних животных свойственна изменчивость. Не верите? Спросите кинологов, насколько разные собаки даже в пределах одной породы.

Каждое следующее местоположение идущего человека на один шаг отличается от предыдущего.


Естественный отбор — тоже очень хорошо знакомая штука. Среди множества абитуриентов остаются только те, кто лучше всех соответствует некоторым критериям (в моё время это был объём знаний и умение мыслить, сейчас, говорят, обладание достаточной суммой денег и готовность этими деньгами поделиться в обмен на зачисление в вуз) и до конца обучения добираются не все. Из множества претендентов на хорошую вакансию принят будет только один. И так далее.

У животных и растений всё еще более жёстко. Абитуриент, не набравший нужного балла, оказывается в армии, а животное, «не сдавшее экзамен», погибает. Антилопа, не сумевшая убежать от леопарда, съедается, а леопард, который не в силах поймать антилопу, умирает от голода.

Из всех направлений следующего шага человек выбирает только то, которое приведёт его туда, куда он идет, все остальные отбраковываются.


Все три принципа совершенно очевидны, наблюдаются нами просто в повседневной жизни, и отрицать их существование или действие просто глупо. Осталось только посмотреть, к чему приведет их совместное действие.

Но и это несложный вопрос! Конечно, к какому-то движению, плавному изменению. В человеческом обществе биологическая эволюция не очень-то заметна, но эволюционируют идеи, образ жизни, система ценностей и так далее.

Животные и растения постепенно меняются от поколения к поколению, образуя всё новые и новые формы. Иногда, если скорость изменений условий слишком велика, целые виды вымирают, не сумев приспособиться. В других случаях новые виды образуются постепенно, на протяжении десятков и сотен тысяч лет.

Человек придет туда, куда приведёт его дорога.


Что сложного в этой концепции, я не могу понять. Уж точно она проще вопросов внутреннего строения и эволюции звёзд, которыми (и не только) занимался Фред Хойл. Но некоторые люди, сумевшие разобраться в сложных вещах, например, в теоретической физике, математическом анализе или объектно-ориентированном программировании, почему-то не понимают, почему эволюционируют живые организмы. Конечно, если копаться глубже, там все сложнее, там начинаются такие весьма непростые вещи, как биохимия, молекулярная биология, генетика, эмбриология и прочие сложные и порой весьма неаппетитные с непривычки науки. Но это все касается непосредственной реализации этих принципов, того, как они работают. А на том уровне, на котором попытался изложить я, ничего сложного нет, на этом уровне эволюция живого мира ничем принципиальным не отличается от идущего человека. Но идущий человек понятен, а эволюция — нет.

Из нескольких разговоров с такими «непонимающими» (само собой, среди них не было Фреда Хойла) я выяснил по крайней мере одну причину: почему-то очень не в нос даже очень дальнее родство с нынешними шимпанзе и гориллами. Чем-то это сильно унижает. Правда, никто не смог объяснить, чем конкретно.

А чем оно может быть унизительно? Если, предположим, у меня есть брат — никчемный человек или совсем преступник, то это, конечно, неприятно. Но если он мне не родной брат, а, скажем, троюродный, то это уже не так сильно меня взволнует. Если он совсем седьмая вода на киселе, какой-нибудь двоюродный внучатый племянник троюродного брата четвероюродного дяди моей жены, то я об этом родстве, скорее всего и не буду знать, и его преступные наклонности не будут иметь ко мне никакого отношения. Так расстояние между шимпанзе и человеком гораздо больше, чем, скажем, между европейцем и австралийским аборигеном. Почему же такое родство должно унижать?

Напротив, если шимпанзе и гориллы стоят на какой-то там лестнице ниже нас на сколько-то там ступеней, то нашим предкам пришлось преодолеть это расстояние, подняться над другими животными, в том числе над своими уже бывшими сородичами, пройти этот долгий путь в несколько миллионов лет, научиться обрабатывать камень, потом металл, заселить всю планету, подчинить себе силы, неподвластные другим биологическим видам, познать мир от самих себя до кварков и квантов — в одну сторону — и до далёких галактик и квазаров — в другую. Это ли не повод для гордости? Куда менее почётно появиться сразу такими, какие мы есть сейчас, со всеми умениями и знаниями, и всё — на халяву, как это пытаются преподнести церковники.

Да и, в конце концов, из чего следует, что шимпанзе и гориллы хуже? Да, они не умеют вычислять интегралы, да и не знают, что это такое. Но сколько человек из тысячи россиян вычислит хотя бы простейший интеграл? С другой стороны, сколько человек из той же тысячи сможет выжить в диком африканском лесу, где прекрасно живут эти обезьяны? Каждый хорош на своём месте, не так ли?

Создается впечатление, что у «непонимающих» «играет» какой-то подростковый или совсем детский комплекс, совсем как у детей, которые хвастаются, чей отец или старший брат круче. Не пора ли взрослеть, а?


?

Log in

No account? Create an account